Феномен остроты. Статья Владимира Миловидова
Статьи / Акции
Инструкция по закточке на станке APEX (перевод с английского)   … читать далее

Добавлено: 18.12.2016
Заточной станок KALIF METAL не является революционным продуктом на рынке точильных систем. Производитель не ставил перед собой задачу «изобрести велосипед», а постарался выпустить на рынок надежный и качественны … читать далее

Добавлено: 27.08.2015
Точильные камни Zulu Grey добываются в Южно-Африканской Республике, в провинции Kwa Zulu-Natal. Они еще мало известны в кругах отечественных заточников, т.к. не имеют вековой истории их использования как арканзасы и котикулы, … читать далее

Добавлено: 25.08.2014
Нравится магазин?

Феномен остроты. Статья Владимира Миловидова

Предлагаем Вашему вниманию ознакомится со статьей известного мастера-заточника Владимира Миловидова, опубликованную в журнале "Мастер Ружьё" №5 2004 года:

До нашего времени дошли многочисленные легенды, а также и свидетельства очевидцев, в которых рассказывается о клинках, заточенных до феноменальной остроты. Так, в некоторых из них повествуется о том, что прославленные оружейники Востока демонстрировали остроту меча, сабли или кинжала, подбрасывая вверх волос и разрубая его на лету.

По словам очевидцев, лихие кавказские джигиты подбрасывали кончиком шашки лежащий на земле шёлковый или газовый платок кверху и рассекали его надвое. Высочайшая степень остроты была необходима и для того, чтобы разрубить тело противника до пояса или, как об этом писали очевидцы, отрубить большим кинжалом голову быка - именно таким образом продемонстрировал знаменитый тифлисский оружейник Кахраман Эли заров исключительные достоинства выкованного им дамасского клинка. Другой знаменитый кавказский мастер Шахманай выделывал шашки, которыми можно было одним ударом разрубить ишака. Разумеется, при этом требовалась большая физическая сила, но основное значение имело мастерское владение холодным оружием и хорошо поставленный удар.

Принципиальное различие между восточным и западным подходом к оценке качества клинков и умению владеть ими прекрасно отразил Вальтер Скотт в романе «Ричард Львиное Сердце». Во время встречи английского короля с султаном Саладином (Салах-ад-Дином) внимание султана привлёк огромный обоюдоострый меч Ричарда и он попросил его нанести им удар, чтобы испытать его силу (Ричард Львиное Сердце действительно отличался не только неистовой храбростью, за что и получил своё прозвище, но и огромной физической силой - на кончике копья он поднимал мужчину). Для испытания на бревно положили стальную булаву со стальной же рукоятью почти в полтора дюйма в диаметре. Король взял меч обеими руками, занёс его над левым плечом, описал им круг над головой и нанёс удар такой силы, что булава была разрублена надвое. При этом клинок меча был закалён так хорошо, что на нём не осталось ни малейшего следа.

В свою очередь и Саладин продемонстрировал возможности восточного клинка - ятагана из узорчатой стали (очевидно, булатной или дамасской). Он взял шёлковую по­душку, набитую пухом, и поставил её стоймя. Затем он сделал шаг вперёд и ударил ятаганом по подушке - подушка как бы сама собой распалась на две половинки. Поражённые невиданным прежде зрелищем рыцари из королевской свиты сочли это фокусом или даже колдовством. Тогда Саладин, чтобы ещё больше усилить эффект, снял с тюрбана покрывало, свернул вдвое, положил на лезвие клинка, взмахнул оружием в воздухе и разрезал его надвое, хотя оно висело на нём совершенно свободно. Таким образом, зрители могли судить и о необычайной остроте оружия, и о поразительной ловкости владельца.

Этот впечатляющий эпизод из знаменитого романа, основанного, кстати говоря, на подлинных исторических фактах, позволяет сделать вывод, что действительно острый клинок не только экономит силы и энергию, но и даёт возможность достичь нужного результата человеку, не отличающемуся особой физической силой. В былые времена, в пылу рукопашных схваток, клинок, заточенный до высочайшей степени остроты, предоставлял неоспоримые преимущества своему владельцу, был своего рода козырным тузом - от него нередко напрямую зависела жизнь бойца. Вместе с тем вполне закономерно можно поставить и такой вопрос: нужны ли столь острые клинки в настоящее время?

Бесспорно, острота лезвия имеет огромное значение для хирурга: с большей лёгкостью и меньшим усилием разрезаются ткани человеческого тела, гораздо ровнее края разреза и, следовательно, быстрее заживает рана, незаметней становятся швы. Острый как бритва топор необходим умелому плотнику - таким инструментом можно затесать бревно почти так же ровно, как и рубанком. Острый инструмент совершенно необходим столяру, резчику по дереву и по кости. Острый, правильно заточенный нож позволит охотнику быстро и без приложения особых усилий разделать тушу крупного зверя, аккуратно и тщательно снять шкуру с пушного зверя.

Наконец, существует ещё одна сфера деятельности, где требуется острый клинок, - чисто спортивная, состязательная, в которой проявляется неуёмная страсть людей к установлению рекордных достижений. За последние годы в ряде зарубежных стран, прежде всего в США, получил распространение такой вид состязаний, как рубка ножом дюймовых канатов из сизаля. Рекорд, установленный на этих соревнованиях, равен девяти канатам, скреплённым в одну связку. Ясно, что острота ножей, предназначенных для такого рода состязаний, играет далеко не последнюю роль в достижении рекордного результата.

Другой впечатляющий пример стремления к рекордам. В одной из телепередач, посвящённых японским мастерам, был показан фильм о плотнике, который настолько остро заточил нож рубанка, что ему удалось снять полупрозрачную стружку, толщиной всего в 10 микрон. По его словам, этого рекордного результата ему удалось достичь, благодаря тому, что в его распоряжении оказался лучший точильный камень (кстати, весьма впечатляющих размеров!) и нож для рубанка из самой лучшей японской стали.

Таким образом, вопрос о том, нужен ли в наши дни острый клинок можно считать чисто риторическим, исходящим от людей, которые отвыкли или же не были приучены работать с очень острым инструментом. Закономерно возникают и такие вопросы: какой клинок следует считать острым, какие критерии используются для определения степени остроты и, наконец, можно ли на основании этих критериев выделить степени (или уровни) остроты клинка? Прежде всего можно выделить степень остроты, необходимую для успешного выполнения того или иного вида работы - иначе говоря, рабочую остроту. Её основные характеристики: фаски режущей кромки выведены ровно и заточены под нужным углом; лезвие сбривает волоски на предплечье руки; свободно, не сминая, разрезает бумагу, удерживаемую на весу; даёт гладкий срез свежей древесины твёрдых пород (яблони, бука, берёзы, ясеня). Такая степень остроты доступна каждому терпеливому и настойчивому обладателю ножа. Основные приёмы техники затачивания описаны в статье «Заточи клинок сам» (см. «МР», №4, 2004).

Вторая степень остроты достигается в процессе полировки и последующей доводки лезвия клинка. После завершения заточки на этой стадии лезвие легко разрезает волос, который удерживается в руке, не только поперёк, но и вдоль, снимая тончайшие «стружки». Другой, не менее эффектный критерий - волос, положенный на лезвие, при дуновении распадается на две половинки. Ножом, изготовленным по особой технологии мастером-ножевщиком Г.К. Прокопенковым, рассекали подброшенную вверх газовую косынку: впечатляющий пример повторения достижений мастеров средневекового Востока.

Какие условия необходимо выполнить, чтобы добиться такой степени остроты?

Во-первых, потребуется клинок из высокоуглеродистой стали, наиболее мелкозернистой структуры с высокой концентрацией измельчённых специальной ковкой карбидов на лезвии. Идеальный вариант - лучшие образцы булата и дамаска, а также такие стали как CPM420V, CPM440V, Cowry X и аналогичные им марки с содержанием углерода 1,5-2% (до 3%). Хорошими режущими свойствами обладают стали 154СМ, ЛТБ-34, ЛТБ-55, У010, В042, 0ИЧ-1, ЯЖЬ34, 19С27, 440С. Из отечественных нержавеющих сталей можно выделить Златоустовскую 110Х18Ш и сталь 95Х18Ш. Очень высокие результаты дости­гаются при работе со сталью Х12МФ (американский аналог - Б2). Прекрасными режущими свойствами отличаются шарикоподшипниковые стали ШХ15 и ШХ15СГ. Вместе с тем, следует иметь в виду, что сама по себе марка стали не гарантирует высокого качества клинка. Так, ножи из стали 440С, изготовленные в Японии, отличаются более высоким качеством, чем аналогичные изделия из той же марки стали многих испанских или даже немецких фирм.

Во-вторых, необходим набор брусков и оселков, наиболее мелкозернистых по структуре. В числе наиболее подходящих следует назвать японские точильные камни с условной величиной абразивных зёрен от 8000 и более (в продаже есть камни в 10000 единиц). В наборе керамических брусков от Spyderco для этой цели подходит только Ultra fine. Ещё более высокий уровень заточки даёт так называемый твёрдый «арканзас» (Hard arkansas). Прекрасный абразив для доводки бритв и ножей - чёрный сланец. Кроме того, потребуется доводочный ремень и полировочные пасты (лучшие пасты - золингеновские и самые тонкие алмазные).

В-третьих, огромное значение имеют личные качества. Для того, чтобы заточить нож до остроты бритвы, требуется не только терпение и напряжённая работа в течение достаточно длительного времени, не только освоение техники затачивания, но и определённые способности. Так, японцы считают, что первоклассным полировальщиком и заточником способен стать лишь один из сотен, проучившись не менее 5 лет у первоклассного мастера, да и то при наличии соответствующих способностей. Кстати говоря, полный цикл полировки мечей в Японии занимает не менее 2 недель.

По существу, на данной стадии речь идёт о профессиональном уровне затачивания клинка. Приступая к работе на этом уровне, вы ставите перед собой достаточно сложную задачу - сделать острый нож ещё более острым, придать ему бритвенную остроту. При решении этой задачи особое значение приобретает соблюдение одного из основных правил затачивания режущих инструментов: переходить на более мелкозернистый точильный камень лишь после того, как полностью исчерпаны возможности предыдущего абразива. Если вы недостаточно хорошо зашлифовали и выровняли фаски режущей кромки, то почти наверняка исцарапаете поверхность «деликатных» мелкозернистых, а тем более микрозернистых камней. Помните, что для достижения очень высокой степени остроты следует неукоснительно поддерживать чистоту как точильных камней, так и ножа: даже мельчайшие частицы абразива могут серьёзно повредить лезвие.

Работа на данном этапе требует гораздо меньше физических усилий и вместе с тем гораздо больше внимательности, аккуратности и точности. Закончив работу на японском камне в 8000 единиц или керамическом бруске Ultra fine Spyderco переходите на японский камень в 10000 единиц - с помощью этого камня можно заполировать фаски режущей кромки до зеркального блеска и заточить лезвие до остроты бритвы. Плотно, но несильно прижимая фаску режущей кромки к поверхности бруска, строго выдерживая необходимый вам угол заточки, проводите нож обухом вперёд (по направлению движения) от одного конца бруска к другому, плавно перемещая нож от кончика лезвия до пяты. Затем нож переворачивают и повторяют движение в обратном направлении. Можно затачивать сначала концевую часть лезвия, как требующую особого внимания, ибо здесь труднее всего выдержать заданный угол, а затем переходить к основной части. Трудно заточить также участок лезвия у пяты.

Следует иметь в виду, что на японских брусках следы металла, напоминающие полоски, нарисованные грифелем, счищаются очень легко мыльной водой и специальным мелкозернистым брусочком. Этот брусочек служит и для выравнивания, выглаживания поверхности бруска. Вместе с тем, в процессе эксплуатации они доволь­но быстро стачиваются. С другой стороны, бруски Spyderco, с абразивом из мельчайших синтетических сапфиров, несравненно долговечнее, они практически не стачиваются, сохраняя ровную поверхность. Но их гораздо труднее очищать от следов металла. Если сравнивать их затачивающие возможности, то могу лишь сказать, что японский камень в 10000 единиц затачивает острее, чем Ultra fine, а тот, в свою очередь, стоит несколько выше, чем японский камень в 8000 единиц. Естественно, что право выбора того или иного вида брусков остаётся за вами.

Затем наступает очередь твёрдого «арканзаса». Перед началом работы поверхность бруска слегка смазывают специальным патентованным маслом, но можно так же использовать масло трансформаторное или вазелиновое. При применении масла процесс шлифовки замедляется, но лезвие в итоге становится более тонким и острым. Лезвие ножа, заточенное на «арканзасе», отличается не только «злой», «агрессивной» остротой, но и остротой долговечной.

Ещё более тонкую заточку придаёт лезвию чёрный сланец, издавна применявшийся в России для затачивания, доводки и правки опасных бритв. На оселках из чёрного сланца обычно работают с маслом, но можно смачивать его поверхность водой (в том числе мыльной) и мыльной пеной. Чёрный сланец, предназначенный для доводки и правки, камень очень «деликатный» и не выносит сильного нажима. Естественно, что использовать его нужно лишь тогда, когда лезвие ножа тщательно отшлифовано и отполировано. Учитывая тот ассортимент точильных камней, которые можно приобрести в современной России, хороший чёрный сланец - это «финишный» камень (и притом самый дешёвый по цене). Основное правило для работы на таких камнях - добивайтесь такой степени заполированности фасок режущей кромки, чтобы нож легко скользил по поверхности бруска и ни в коем случае не прилагайте больших усилий. Время от времени, отмыв клинок под струёй тёплой воды с мылом, протрите его чистой тряпочкой и внимательно осмотрите лезвие: если оно приобрело зеркальный блеск и вы не обнаружите на фасках малейших штришков, а на режущей кромке зубчиков, можете считать, что работа на точильных камнях завершена.

Заключительный аккорд процесса затачивания клинка - правка на хорошо выглаженном доводочном ремне, слегка смазанном тончайшей полировальной пастой (можно также использовать глицерин или мыльную пену). На ремне, который иначе называют стропой, нож проводят - всегда обухом вперёд по направлению движения - попеременно то в одну, то в другую сторону, прижимая его всей плоскостью или под самым малым углом наклона. В начальной фазе движения нажим сильнее, затем несколько ослабевает и нож как бы сходит с ремня вверх. Затем движение повторяют в другую сторону. Правка на ремне - заключительный, хотя и не обязательный штрих в достаточно продолжительном и утомительном процессе затачивания клинка.

В итоге всей этой работы ваш нож приобретёт поистине бритвенную остроту. Если клинок изготовлен из высококачественной стали, а угол заточки составляет 20° или даже несколько меньше, то вы сможете перерезать длинный волос, зажатый одним концом в руке, перерубить его или даже снять с него «стружку». Это не предел остроты, но тот уровень, который с полным основанием можно считать профессиональным. После достижения этого уровня можете считать, что вы овладели ещё одной профессией - специалиста по заточке ножей (и опасных бритв).

Для того чтобы добиться этого уровня остроты в охотничьем ноже с длиной клинка от 10 до 13 см, потребуется в среднем от 3-4 до 6-8 часов напряжённого труда, но иногда и этого времени оказывается недостаточно, особенно в тех случаях, когда лезвие сильно затуплено, зазубрено или нужно изменить угол режущей кромки. Между тем, в одной очень содержательной и информационно насыщенной статье А. Марьянко говорится о том, что если в течение часа последовательно работать над очень тупым или сильно повреждённым ножом на брусках с зернистостью 220-700-1200­3000-4000-8000, то «через час работы выводится лезвие, рубящие падающий на него волос». Хочу по этому поводу заметить, что и после восьми часов работы на японских камнях, включая и камень с зернистостью в 10000 единиц, вряд ли можно добиться такого результата, по крайней мере для охотничьего ножа. Я лично никогда не видел и не слышал, чтобы кто-то в наши дни, в России добился такого потрясающего результата. Может быть, речь идёт о японском ноже из стали высшего качества, который заточил один из лучших полировалыциков Японии на лучшем точильном камне и притом под очень малым углом? В этом случае я готов признать, что это вполне возможно и что такое достижение можно было бы признать рекордным.

Вообще говоря, очень многое из того, о чём писали в средние века и даже в более поздние времена, в девятнадцатом столетии, когда речь шла о клинках исключительной, феноменальной остроты - сущая правда. Более того, я считаю, что почти все эти достижения прошлого можно повторить, если изготовить клинки из самой лучшей стали и заточить их на самых лучших брусках. Безусловно, можно заточить нож до такой степени, что им можно будет рассечь подброшенный вверх волос. Можно изготовить и заточить клинок, который рассечёт падающий на лезвие волос. Конечно, в данном случае речь идёт именно о ножах или саблях, а не об опасных бритвах, у которых угол режущей кромки составляет примерно 10°. Гораздо труднее достичь такой степени остроты, когда газовая косынка, спущена по лезвию меча или сабли, рассекается на части. И, конечно, рекордом следует признать разрубание шёлковой пуховой подушки, как это сделал в своё время Салах-ад-Дин. Рекорд этот повторить очень трудно, потому что вряд ли в наши дни можно найти мастеров боевого фехтования, которые владеют клинком на том же уровне технического совершенства, который был достигнут воинами прежних времён.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что феноменальная острота клинка всегда неразрывно связана с высочайшим уровнем мастерства тех умельцев, которые создали этот клинок, а также и тех, которые в совершенстве овладели техникой рубки.